по телефону
прием граждан
Главная
Новости
В Правительстве области
В Областной Думе
Репортаж
Вопрос - Ответ
Экономика
Сельское хозяйство
Общество
Образование
Медицина
Культура
Спорт
Правопорядок
Земляки
К Дню Победы!
Колонка обозревателя
Экология
Фотографии
Агропромышленный комплекс
В центре событий
Политинформация
Гость недели
Персона
Мир губернии
Находки репортеров
Социальный ракурс
Скажите, пожалуйста
Мир молодежи
Мир здоровья
Рыбный четверг
Мир охоты
Своя колея
Вопрос недели
Мир семьи
С верой в душе
Под крылом аиста
Живу в Кургане
«Ваш Старый Ферзь»
Неслучайные встречи
Криминальный очерк
Се ля ви
Потребитель
Израильский цикл
Скатерть-самобранка
Женский форум
Уроки Гагарина
Благодарность избирателям
Философия каратэ
Мы русские – какой восторг!
Генерал дальнего действия
Самоделкин на пенсии
Заводы ищут специалистов
Ниже ватерлинии…
Поздравления
Поэт – «Новому миру»
Сдай кровь – спаси жизнь
Меняем ветхое жильё на новое
Герой нашего времени
Недетские проблемы
Далматовский монастырь
Визитная карточка
Расценки и предложения
Командировки
Наши подписчики
"Мой прекрасный выпускной"
Газета в жизни моей
История успеха
Конкурс частушек
Наш классный класс
Расценки на рекламу
Контактная информация
Подписка
Наша редакция
Наш баннер
Ссылки
Об эстафете
Компания ЭКОМИР Домострой
Бегство от расплаты
Должник наехал на судебного пристава. До недавнего времени Роман Степанов был законопо-слушным гражданином. Проблемы начались, когда мужчина открыл своё дело по установке пластиковых окон и ремонту балконов.Его не смущало, что это занятие требует специальных навыков и знаний. Недостатка клиентов Степанов не испытывал.  В погоне за большими деньгами работу выполнял быстро и некачественно. То, что «мастер» схалтурил, старушки понимали, когда, получив расчёт, мужчина исчезал.
 

Мыслить – значит жить…

Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
Автор: Виктор Потанин   
13.03.2008

ImageЗа окном – ясный январский день, немного ветрено и морозно. Где-то далеко шумят машины, и эти звуки уже привычны, едва различимы. Так было вчера, так будет и завтра, и такое продлится ещё тысячу лет. Да, всё идёт своим чередом: за окном – те же улицы, те же люди, и сам город Курган всё на том же месте… Но тогда почему я так напряжён, так взволнован, точно попал сейчас в какую-то чудесную и неведомую страну, точно ступил на какой-то таинственный остров. А ведь так и есть: этот человек среди нас и есть тот неведомый материк и сокровенный остров. Правда, у него есть своё имя, свои границы. И называется он – Соломон Михайлович Шалютин.
И вот сегодня я у него в гостях: сбылось, о чём постоянно мечталось. Хозяин дома сидит напротив, и мы говорим о Достоевском. Тема для меня родная, но всё равно волнение не проходит. И, наверное, потому мои слова слишком слабы, малохольны, – особенно рядом с его логикой, с его молодым задором. А между тем ему уже перевалило за восемьдесят. Ну и что из того! Разве бывает возраст у философов и пророков. Да и какое имеет значение – сколько лет было Платону или Сократу или великому классику, к которому мы сейчас прикоснулись. Вот о нём и расспрашиваю хозяина:

– В Вашей новой книге «Машины. Люди. Ценности» много сказано о религиозных исканиях Достоевского. А сами Вы – на какой платформе?

– Я верю в Человека! И убеждён, что внутри каждой личности есть доброе и злое начало. Но уверен, что дух добра всё одолеет… А сам я как личность вырос в Кургане. Скажу больше – я врос в этот город. – Глаза его светлеют и оживают, в них всплывает какой-то решительный огонёк, потом медленно гаснет. И в этот миг к нам заходит хозяйка Полина Никитична и приносит чай. Он здесь особенный: с шиповником, с травами, от него – лёгкость по всему телу. И вдруг я признаюсь:

– Давно хочется о Вас написать, но на штанге – груз неподъёмный…

Он улыбается, и я воспринимаю эту улыбку, как поддержку. И сразу же раскрываю свой блокнотик и хочу успеть за его голосом. А он рассказывает о семье, о своей юности и о той далёкой уже и страшной войне. Но вначале – снова о книге:

– В нашей семье все молились на книгу. А сестра даже писала стихи. А я, знаете, бредил Маяковским. И выше его – только Гималайские горы!

Да, да… Максимализм подростка. Он смеётся, и глаза мгновенно молодеют и наливаются силой. И я уже вижу в них того худенького и большеглазого мальчишку из посёлка Любавичи, который недалеко от Смоленска. И я жду продолжения его слов, но скоро эти большие глаза грустнеют и истончаются, и вот уже нет их, точно приснились. А лицо сразу делается серьёзным. Он точно слышит мои мысли, точно решает, пускать ли меня и дальше в свою душу или задержать у порога. Но вот на лице снова улыбка, и я чувствую – будет продолжение. Так и есть: Соломон Михайлович начинает вспоминать о своём отце – учителе математики. Именно он, отец, собрал в доме большую библиотеку и устраивал в семье литературные обсуждения, именно он привил сыну любовь к философии и поэзии. И, конечно же, – к математике. И потому не случайно среднюю школу сын закончил с отличием, а потом поступил на механико-математический факультет МГУ. Но быстро прервал учёбу, потому что не было общежития. Горький, конечно, случай, хоть плачь. Но Москва, как известно, слезам не верит. И с тех пор начались его «одиссеи». Он даже поступил работать в районную газету. И теперь он не принадлежал сам себе – бесконечные дороги, командировки. А душа всё равно не унималась. И тогда в 1939 году он пошёл добровольцем в Красную Армию. В те дни он и распрощался с родной семьёй, которая осталась в посёлке Любавичи на смоленской земле. И началось новое, тревожное, неизвестное. Ведь прощание с родным домом – всегда печально. Потому что разрушаешь связь с давно близким и милым, а на сердце изморозь – как-то встретят на новом месте, обретёшь ли друзей?.. Но всё устроилось хорошо, как будто о нём похлопотал какой-то добрый, сердечный ангел. Даже не верилось, ведь его определили в войска связи и сразу же (какое счастье!), сразу же послали учиться в полковую школу. Молодой солдат начал изучать радиотехнику, а в свободные минуты снова стал открывать книги по философии. С особым упорством постигал знаменитый труд «Анти-Дюринг». И так бы катились, наверное, дни и недели, но помешала война. Она обрушилась внезапно, как горный обвал. И прошёл всего месяц, а гитлеров-ский сапог топтал уже Украину и Белоруссию и прицеливался на Кавказ. И день теперь слился с ночью, – горе коснулось всех. Потому надо ли удивляться, что уже в июле 1941 года военная часть, где служил С.М. Шалютин, вступила в бой. Пролилась первая кровь, а смерть теперь всегда была за спиной. Но выручали характер и неуёмная вера в Победу. Эта вера не покидала даже во время отступления по Украине. Стоял настоящий ад. Ведь отходили под непрерывным артиллерийским обстрелом. Но начальник радиостанции Шалютин всегда был на посту: он героически обеспечивал связь, выполняя все приказы командования. А война уже всё туже натягивала свою пружину. И в 1942 году С.М. Шалютина назначают заместителем начальника радиолокаторной станции. А потом были Северный Кавказ, Мурманск, а перед этим – Калмыкия, где командование развёртывало противовоздушную оборону. Но всё это случилось уже потом, а вначале была вся истерзанная врагом, израненная Украина. И душа уже понимала, что эта война – на долгие месяцы, а может, и годы. И порой хотелось хоть немного забыться, отвлечься. Как всегда помогали книги.

– Неужели и на фронте читали?

– Вы удивляетесь? – Он улыбается, и эта улыбка снова обезоруживает. – Не только читал, но и размышлял над прочитанным. А как же иначе?
Я молчу, а он вспоминает один удивительный эпизод:
– В конце сорок первого наша часть расположилась в селе Куйбышевка – на Украине. Ночевали мы тогда в сельском клубе, и там обнаружилась библиотека. И моя ладонь сразу же отыскала на полочке Достоевского. Как-то интуитивно отыскала, почти наугад. Это был роман «Братья Карамазовы». Я открыл его и сразу провалился в него навсегда. Да, да, – навсегда, потому что всю жизнь не расстаюсь с Достоевским. А тогда… а тогда… – голос его прервался, дыхание запало, в последнее время на него наступают болезни и нервы ослабли. Вот и сейчас, наверное, сдали нервы – разволновали воспоминания. Я чувствую это и хочу увести разговор в облегчённую колею, но он продолжает опять о своём:

– А тогда Достоевский напомнил мне о сохранении Человека, точнее – о спасении каждого отдельного Человека. И это меня потрясло. Ведь вокруг рушился мир и огненный смерч сметал города и сёла. И столько смертей! Ведь на моих глазах погибли уже тысячи, многие тысячи, а наш классик рассуждал о христианской сущности личности…

– Но он же – гений!

– Вот именно. Об этом я и размышляю в своей последней книге. Откройте раздел «Человек и его ценности». Там – много проблем. Меня теперь ничего не сдерживало. Я воспользовался перестройкой – свободой… – Он опять замолкает и точно бы ждёт вопросов. А глаза очень добрые и как бы поощряют – ну, спрашивай же, не смущайся… А я действительно смущаюсь и радуюсь. Ведь я в гостях у самого Шалютина – моего знаменитого земляка. Почётного гражданина нашего города. И у меня такое чувство, что я сейчас студент-первокурсник, и как будто сдаю очередной экзамен. А мой профессор немного отвлёкся, задумался. Да, так и есть: его ладони бережно поглаживают свою новую книгу. И в этом жесте столько нежности, точно он прикасается к щекам ребёнка. И я его хорошо понимаю, ведь книги – наши дети. А меня почему-то гипнотизируют его ладони. Они как бы успокаивают, укачивают моё сознание. И вдруг оно уплывает куда-то далеко, далеко – прямо к берегам моей юности, моей незабываемой московской жизни. И вот уже в глазах – живые картины, живые люди, и все они пришли в просторный актовый зал нашего Литературного института. А на сцене – гость: прославленный академик Э. Кольман. Он – невысокий, седоватый и как две капли воды похож на нашего преподавателя – писателя Владимира Лидина. И этот человек рассказывает нам, студентам, о кибернетике. И мы были потрясены, околдованы горизонтами новой науки. Точно так же мы слушали когда-то лекции о полётах на Марс и Венеру, с таким же чувством мы однажды прочитали «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Толстого. И всё же кибернетика в устах Кольмана показалась нам шире и глубже всех этих фантазий. Но главное событие для меня случилось в конце этой встречи. Наш гость рассказал об одном своём выступлении в Академии общественных наук при ЦК КПСС. Он говорил тогда о кибернетике. И не просто говорил, а страстно защищал эту науку и пророчил ей великое будущее. И когда закончилась речь академика, на него обрушился град упрёков и оскорблений, грозили даже Лубянкой. Но почему? Да потому, что кибернетика в ту пору считалась лженаукой и буржуазной модой, тот, кто ею занимался, получал клеймо чуть ли не врага народа… А потом Э. Кольман сделал небольшую паузу и сказал такое, что у меня сбилось дыхание. – «Но у меня тогда нашёлся защитник… – произнёс наш гость. – Это был аспирант по фамилии Шалютин. И этот молодой человек ринулся выручать меня. Он произнёс прямо огненный монолог в защиту кибернетики. А ведь рисковал всем – своей учёбой, карьерой, кандидатской диссертацией, наконец. Ведь рядом были его профессора. Вот так, молодые люди. Подвиги бывают не только на войне. Он был из Кургана, я это точно помню. Я всегда ему шлю приветы. Есть кто-нибудь из этого города?
Я качнулся на стуле, потом встал в полный рост. Меня оглушили аплодисменты. Студенты всегда студенты. Но аплодировать надо было тому, кто находился в то время в Кургане… – Всё это разом промелькнуло в сознании, я не удержался и спросил:

– Соломон Михайлович, Вы часто вспоминаете Кольмана?

– О-о, Кольман!! Это целый мир, целый океан… – Он на мгновение задумывается, потом внимательно вглядывается в меня:

– А Вы, значит, записываете? Тогда давайте закончим про войну. Впрочем, что-то мы уже упустили… – Он опять замолкает, а я надоедаю вопросами:

– Назовите Вашу любимую книгу о войне.

– Честнее других о войне писал Симонов. И ещё – Гроссман и Казакевич. А в юности у меня был кумир – Георгий Димитров. Огромный человек, несломленный дух! Он и на фронте мне помогал. Ведь война – это кровь и страдание. Я и сам был дважды контужен. Смерть уже смотрела в глаза… – он замолчал. И я чувствую, как ему тяжело говорить, вспоминать. И опять перебои с дыханием, а мне уже неловко за свой блокнот, за вопросы. И он слышит моё волнение и старается ободрить.

– А Вы спрашивайте, не жалейте меня. Я человек закалённый. Ведь для меня философия – это всё. Она была со мной все военные годы… – И он вспоминает, как в 1944 году его командируют в учебный лагерь под Москву. Он преподаёт там спецтехнику. А в свободные часы штудирует «Капитал». К тому же он и лектор, и пропагандист, и агитатор. Многие из его лекций тиражируются и рассылаются по воинским частям. Поразительный факт! Он украсил бы любую биографию, любую судьбу. А в его судьбе наступил перелом, ведь вскоре закончилась война, и он спрашивал себя: куда теперь ехать и как начинать мирную жизнь? Потому что родителей уже не было в живых, а родня – по разным городам. И он решает ехать в далёкий Шадринск, где жила в эвакуации его тётя. Она встретила его как самого родного человека, ведь он вернулся с войны. В этом городе и началась его новая жизнь.
Но отдыхал он недолго. Да и партийный билет не давал расслабиться. А в партию он вступил ещё на фронте. И этот факт, конечно, учли в Шадринском горкоме и предложили ему стать лектором. Наверное, это было самое лучшее решение, потому что о новом лекторе вскоре заговорил весь город. Слушателей поражала его эрудированность и культура слова. Такое, конечно, нельзя не заметить. Также невозможно пройти мимо весеннего сада, когда он – весь в цвету, в белом кипении. Так было и у молодого лектора: на его лекции приходили, как на праздник. И вот однажды среди его слушателей оказался заместитель заведующего отделом пропаганды обкома партии, кандидат философ-ских наук П.К. Гальдяев. Эта встреча решила многое, и вскоре С.М. Шалютин был приглашён на работу в лекторскую группу обкома. И в Кургане всё повторилось: с особым подъёмом он читал лекции по философии и по международному праву. Но душа звала к новым берегам, к тому же он постоянно стремился учиться. И вот наступил 1948 год, и Шалютин поступает в заочную четырёхгодичную Высшую партийную школу в Москве. И уже через два года заканчивает её. Диплом у него с отличием, успешно сдан и кандидатский минимум. Он точно бы спешит жить и пытается обогнать само время. И опять его выручают молодость и упорство. К тому же он не отказывается от самых ответственных поручений. Ведь вскоре его утверждают заместителем директора областной партийной школы, и опять он читает своим слушателям сложные курсы по философии, продолжает и лекционную работу. Но что делать с душой – она снова стремится к знаниям. И эти думы-мечты преследуют его даже во сне, и с этим невозможно бороться, да и зачем. Ведь мечты следует воплощать, потому в 1957 году С.М. Шалютин становится аспирантом кафедры философии Академии общественных наук при ЦК КПСС. Кстати, из всех поступающих в аспирантуру он был единственный, кто сдал экзамены на самый высший бал. Так же на «отлично» был оценён и его вступительный реферат «Закон отрицания отрицания». А вскоре аспирант Шалютин, используя тему реферата, выступает с дискуссионным докладом. И доклад получился блестящий, и как результат: руководство Академии предлагает молодому аспиранту миновать два курса и сразу стать третьекурсником. Успешно продвигается и его кандидатская диссертация. Тема её – «Диалектическое отрицание в общественном развитии». А научным руководителем у него был знаменитый профессор М.М. Розенталь. Это был тот случай, когда ученик во многом дополнял своего учителя, а порой и устремлялся дальше, в глубины самых сложных процессов. Ведь именно в те годы шли острые дискуссии по кибернетике, которые требовали не только знаний, но и мужества, самопожертвования. За кибернетику надо было сражаться, как на фронте, и недавний солдат Шалютин с головой уходит в борьбу. А рядом с ним – единомышленники и друзья. В 1961 году в Москве в издательстве социально-экономической литературы выходит книга «Философские проблемы кибернетики». Среди авторов – академики А.И. Берг, П.К. Анохин, Э. Кольман… Да, тот самый Эрнст Кольман, который пришёл однажды к нам, студентам, а был он тогда действительным членом Академии наук Чехословакии, учёным с мировым именем. Впрочем, все авторы той знаменитой книги были великие и гениальные, при жизни – бессмертные. А сама книга открывалась работой С.М. Шалютина «О кибернетике и сфере её применения» – первым в СССР монографическим исследованием по философским проблемам кибернетики. Конечно же, книга эта стала сенсацией. Теперь о молодом аспиранте из Кургана узнал и европейский научный мир. А страсти продолжали кипеть и дискуссии не стихали…
Да, трудно быть знаменосцем, первопроходцем. Они всегда на виду, им подражают. Но случается и другое: таким людям завидуют, ставят препоны. Что делать, если вокруг нас полно таких, которые и не живут вовсе, а как бы отбывают свой срок на земле. Есть эти особи и в науке – всякие догматики, эпигоны, серенькие лошадки. Но к счастью, настоящая наука всегда ценит научный подвиг. Вот и С.М. Шалютина после окончания Академии приглашают на работу в Институт автоматики и телемеханики АН СССР и в Институт философии АН СССР. Но Курганский обком партии сказал, такие люди, как С.М. Шалютин, нужны Зауралью, и пусть Москва подождёт…
И столица терпеливо ждала. Ведь вскоре такие же приглашения поступили и от академика А.И. Берга и от директора Института истории, естествознания и техники – академика Б.М. Кедрова, с которым нашего земляка связывала большая личная дружба. Но Шалютин уже «врос в Курган». Он работает заведующим кафедрой в пединституте, а затем в течение 18 лет проректором по научной работе. Он же стоит и у истоков зарождения общества «Знание» в Кургане. Поразительно много сделал доктор философских наук С.М. Шалютин и в стенах Курганского университета. Он руководит научным направлением «Духовные ценности и их воспитание». Широко известны исследования С.М. Шалютина, посвящённые гносеологии – учению о познании – в связи с последними достижениями математики, естествознания и, конечно же, кибернетики. Им опубликовано более 100 научных работ и шесть книг. Среди них – «Искусственный интеллект» – одна из первых отечественных монографий по этой проблеме. Книга вышла в Москве, в издательстве «Мысль». Никогда не забывал С.М. Шалютин и о значении науки для народного хозяйства. Именно он создал в институте научно-исследовательский сектор, который координировал исследования кафедр по заказам от различных предприятий. С.М. Шалютин стоял у истоков создания областной и институтской социологических лабораторий… И воспитал троих сыновей. Один из них – доктор философских наук Борис Соломонович Шалютин – продолжил дело отца. Какое это счастье – постоянно чувствовать отцовскую поддержку. И всегда быть рядом с ним – на расстоянии дыхания.
А я сейчас думаю о своём счастье: быть у него в гостях, слышать его голос, записывать в блокнотик его воспоминания. А они безбрежны, как море. Ведь за свою долгую жизнь он общался с самыми великими умами нашей планеты, состоял в редколлегиях многих журналов и научных советов, писал книги и монографии, прочитал тысячи и тысячи лекций в Болгарии и Чехословакии, в Москве и в Кургане, и в самых дальних деревнях, и в посёлках. Так кто же он всё-таки, мой собеседник? Как мне назвать его, какое подыскать слово? Сказать откровенно – я теряюсь. Впрочем, такие люди больше всего напоминают самородок. И моя душа тоже настаивает на этом слове, потому что в старину про таких говорили: он – золотой человек, самородный. И такие всегда несли Добро. Меня поддерживает и хозяйка дома – Полина Никитична.

– Он всю жизнь делал только Добро. А бессребреник – каких поискать!.. Часто проснусь среди ночи, а он что-то шепчет, и глаза открыты. Прислушаюсь, а он читает стихи. И они, как молитвы… А может, ему кажется, что он разговаривает с великими, с каким-нибудь Сократом…
И я с ней соглашаюсь, а потом подхожу к окну. На улице по-прежнему немного ветрено и морозно. Идут прохожие и прячут свои лица от ветра. И никто из них не догадывается, что я только что говорил с большим замечательным человеком и записывал его жизнь. Большую и прекрасную жизнь.

 
< Пред.   След. >
О проекте
Ход проекта
Фотографии
Видео о газете НОВЫЙ МИР
Дать объявление
Пригласить журналиста
Задать вопрос специалисту
Связаться с редакцией
Отдел рекламы
РОСТО (ДОСААФ)
Бахтиёр Туйчиев
Как родить здорового ребенка
Праздник, помноженный на два
Неслучайные встречи
Закон новый, полис старый
Каким видом спорта
Подарки детям
Зауральская потребкооперация
Золотые перчатки
Художник
В Лебяжье
В Альменево
Греция ждёт
Жертвы телевидения
Память в огне
Дать человеку удочку
Газета в жизни моей
Государственная регистрация
Что скрывают
Как «Аванс» Москву покорял
Центр откроется в следующем году
Ориентир на клиента
Итог или продолжение
Волонтёры
На случай временной нетрудоспособности
Это будет совсем другой город
На крутых горках Куртамыша
Одаренный странник
Как стать волшебницей
Трансграничная преступность
Рваный рубль
Новый завод
Автомобильные шины
Зелёная планета
Овации
Здравствуй академия
Капустницы
В каких случаях
Профессия, которой нет важней
Задай вопрос специалисту
Как провести новогодние каникулы с пользой?
 
Поиск людей
Фоторепортажи
Правительство Курганской области

Курганская областная Дума


Горячие линии Зауралья

Главные сайты Зауралья



Интеллектуал Зауралья

Молодежное правительство Курганской области

<

Лента новостей:
 Новости региона Новости сайта
Архив месяца: