по телефону
прием граждан
Главная
Новости
В Правительстве области
В Областной Думе
Репортаж
Вопрос - Ответ
Экономика
Сельское хозяйство
Общество
Образование
Медицина
Культура
Спорт
Правопорядок
Земляки
К Дню Победы!
Колонка обозревателя
Экология
Фотографии
Агропромышленный комплекс
В центре событий
Политинформация
Гость недели
Персона
Мир губернии
Находки репортеров
Социальный ракурс
Скажите, пожалуйста
Мир молодежи
Мир здоровья
Рыбный четверг
Мир охоты
Своя колея
Вопрос недели
Мир семьи
С верой в душе
Под крылом аиста
Живу в Кургане
«Ваш Старый Ферзь»
Неслучайные встречи
Криминальный очерк
Се ля ви
Потребитель
Израильский цикл
Скатерть-самобранка
Женский форум
Уроки Гагарина
Благодарность избирателям
Философия каратэ
Мы русские – какой восторг!
Генерал дальнего действия
Самоделкин на пенсии
Заводы ищут специалистов
Ниже ватерлинии…
Поздравления
Поэт – «Новому миру»
Сдай кровь – спаси жизнь
Меняем ветхое жильё на новое
Герой нашего времени
Недетские проблемы
Далматовский монастырь
Визитная карточка
Расценки и предложения
Командировки
Наши подписчики
"Мой прекрасный выпускной"
Газета в жизни моей
История успеха
Конкурс частушек
Наш классный класс
Расценки на рекламу
Контактная информация
Подписка
Наша редакция
Наш баннер
Ссылки
Об эстафете
Компания ЭКОМИР Домострой
Моя милиция!
О том, как курганские милиционеры выручили женщину, попавшую в неловкую ситуацию, рассказала в своём письме в редакцию «Нового мира» сама виновница курьёзного случая – Надежда Григорьевна Воробьёва:
«Бог его знает, как сама закрылась на щеколду входная дверь в квартиру. Первая мысль: «Может, домушники посетили?»
Пришлось вызывать милицию. Не прошло и десяти минут, как я рассказывала о своей беде прибывшему на место происшествия наряду милиции. Ребята, выслушав меня, стали придумывать способы, как открыть дверь. Пробовали залезть через балкон, работали магнитом – все никак не получалось.  И все-таки, не помню с какой попытки, они открыли злополучную дверь, причем даже не повредив ее.
Конечно, можно было вызвать МЧС, только вряд ли что от двери осталось бы. Но дело не в этом. Как приятно было почувствовать доброжелательное отношение, участие, поддержку, казалось бы, в безвыходной ситуации! Работали настоящие профессионалы и в то же время добрые, отзывчивые парни.
Вот их имена: командир отделения 5-й роты патрульно-постовой службы милиции УВД по городу Кургану Сергей Муравьёв и милиционер Вячеслав Ласточкин.
Спасибо и успехов вам, ребята!

Надежда Воробьёва.
 

«Мы русские – какой восторг!»

Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 4
ХудшаяЛучшая 
Автор: Наталья Игнатова   
21.10.2010
ImageСегодня гость редакции – Сергей Муратов, председатель совета директоров ОАО «НПО «Курганприбор», председатель областного Союза промышленников, заместитель председателя Общественной палаты Курганской области, известный меценат и просто интересный человек.
– Сергей Николаевич, скажите, думали ли вы в детстве, что станете руководителем крупного предприятия, выпускающего серьезную продукцию для обороны страны, или вы мечтали о чем-то другом?

– Детство у меня было насыщенное. Я очень много читал – в то время доступ к книгам был очень тяжелый: надо либо ходить в библиотеку, либо дома хорошая библиотека должна быть. Отец имел возможность книги покупать, он был начальником районного узла связи в Лебяжье, ему подчинялась и телефонная связь, и почта в двух районах – Мокроусовском и Лебяжьевском. Я взахлеб читал все издания, которые шли приложением к «Огоньку». На разных жизненных этапах у каждого из нас есть свой писатель. У меня в детстве  – Джек Лондон. Я «пропахал» все его 12 томов от и до где-то за полгода. Конечно, запали в душу северные повести, особенно «Время не ждет» на меня произвело впечатление – герой никому не давал покоя, всех тормошил: «Время не ждет, вперед, работать!». И весь его жизненный путь, когда он взлетел до высот, потом упал, набрался сил – и опять рванул вперед, человек с бойцовским характером. Потом настало время другой, более серьезной литературы. В десятом классе я впервые прочитал «Мастера и Маргариту», книга произвела на меня особое впечатление. Но что удивительно, я всегда силой заставлял себя читать Достоевского: в студенчестве «Идиот» был затаскан до дыр, читал его в электричке, пока ехал до рабочего поселка Лебяжье.
– Как вы заставляли себя читать книгу, которая «не пошла»?
– Хотел понять. А сейчас я без Достоевского ни русской литературы, ни своей жизни не представляю. «Идиота» я все-таки осилил, беру его с собой в отпуск, «Братьев Карамазовых» чуть ли не наизусть знаю. Но особенная книга для меня сейчас, в 46 лет – «Бесы». Впервые я ее прочитал лет в 37-38, для меня наступило понимание, что писатель просто предсказал будущее России, череду катастроф, которые ее ждут, и чем все это закончится. И финал книги, с дохлой мышью в иконе, показывает, что наступит возрождение России, через эту же икону. Господь попираем не бывает, все равно наступит момент, когда придет очищение, осознание и возрождение – это три ипостаси, которые должны пройти чередой.
– А как же все-таки путь привел в промышленность?
– Как и у всех людей моего поколения, которые мужали в «лихие 90-е», путь очень простой: закончил институт, пошел работать по специальности, в сельское хозяйство. Отработал шесть лет, мне очень нравилось, очень везло на руководителей. Никогда, наверно, не забуду, как Виктор Леонидович Литвак говорил мне: «Сергей, никогда не переставай удивляться тому, как плохо работают твои подчиненные». А логика-то проста: всегда должно быть движение вперед, которое надо стимулировать – либо премией, либо наказанием.
– А если бы вас в нескольких словах попросили охарактеризовать коллектив завода, что бы вы сказали?
– Интеллектуальный. Обновленный. Очень большой. Когда я в первый раз пришел на завод, в начале 2000-х, мне сказали: почувствуешь, что справляешься  – работай, а если откажешься, мы поймем. Желающих руководить заводом просто не было. В коллективе вместе со спорткомплексом, колхозом, другой социалкой около тысячи человек числилось. Когда завод входил в банкротство, надо было, по расчетам, взять всего 450 человек, не больше – экономика диктовала такие условия. Но мы понимали, что людей нельзя выбрасывать на улицу, и зарплата должна быть обязательно выплачена. Вместо 450 мы взяли в коллектив 650 человек. Сейчас на заводе 1200 работающих в две смены, на двух площадках. По выпуску снаряжения взрывчатых веществ мы превысили те объемы, что были до перестройки – взяли на себя объемы нескольких заводов. Могу считать это достижением – даже в социалистические времена, когда оборонка была в почете, объемы были ниже. Знаете, КМЗшников называют трактористами, икаровцев – запорщиками, а у нас – команда приборовцев начинает вновь формироваться. Обидно, конечно, что есть текучка, но наследие по низкой заработной плате у нас – из прошлого, опасаемся все-таки, что государство заказы нам обрежет. Хотя сегодня доля гособоронзаказа в доле нашей продукции – не основополагающая часть, процентов 20-30. Мы вышли из банкротства, которое выкачивает из предприятия оборотные средства, заставляет не просто избавиться от излишков – продавать нужное. Когда мы вышли из него, у нас даже лопаты приходилось закупать заново, все растащили. В цехах крыши падали, у меня в кабинете висели сосульки и летали вороны. Не до жира было, и сейчас этой жировой прослойки нет. Мы понимаем, что надо набрать конкурентные преимущества, и вкладываемся в оборудование. Я был на заводах в Японии, Китае, на Тайване, в Германии, в Чехии, проехал по многим предприятиям, и сейчас у меня одна мечта: чтобы наш завод был на этом уровне. И что-то уже получается.  У нас очень грамотный директор, Николай Евгеньевич Дерягин, главный инженер Владимир Петрович Антонов – тот же, что был на прежнем «Курганприборе». Сегодня, сравнивая предприятия, которые занимаются производством подобной продукции  стране, я без всякого стеснения скажу, что мы стоим даже выше, чем некоторые институты. Мы оснащены по последнему слову техники, и сегодня им, чтобы догнать нас, надо,  чтобы «Курганприбор» встал и не работал хотя бы года три. Но я уверен, что мы не остановимся.
– «Курганприбор» еще в советские времена славился «умной» продукцией: магнитола «Аэлита», радио, другая бытовая техника, которая шла нарасхват. Как сейчас дела с интеллектуальной наполняемостью продукции?
– С гордостью могу сказать, что оборонная продукция высоко интеллектуальна. Например, российский самолет пятого поколения не может существовать без современного оружия, и мы участвуем в его создании. Наш военно-морской флот ничуть не хуже, чем американский, у нас интересные изделия, необходимые для создания средств защиты кораблей, которые не имеют аналогов в мире. Очень плотно работаем с оборонными институтами, стараемся поддерживать личные и партнерские отношения с учеными и руководством институтов. Обычно процесс постановки нового изделия на производство и сдачи заказчику составляет от полутора до трех лет. Недавно мы прошли этот путь за три месяца, первую партию необходимой стране продукции сдали через полгода. Если говорить о гражданской продукции, радиоэлектроника страны за эти 20 лет не просто на месте простояла – она была отброшена назад. Раньше студенты стремились в науку, это было невероятно престижно. Сейчас же два нобелевских лауреата, Андрей Гейм и Константин Новоселов, получившие премию в области физики, живут в эмиграции, работают в университете Манчестера. Мы сейчас говорим о нанотехнологиях, доверяем эту сферу «великому менеджеру» – а они уехали из России два года назад!
– Ваше предприятие – научно-производственное объединение. Что вы объединяете?
– Мы создали Специальное конструкторско-технологическое бюро (СКТБ), в прошлом году мы начали собственные разработки, в этом – хотим запатентовать свое первое оборонное изделие, никто в мире его больше выпускать не будет. Есть еще два предприятия, они не относятся к оборонке. Создали совместно с правительством области технопарк.
– По большому счету вы бизнесмен, занимаетесь большим, серьезным бизнесом. В наше время быстрее всего можно сделать деньги в торговле, недвижимости. Почему вы занялись производством, да еще высокотехнологичной оборонкой?
– Вы не представляете, насколько оборонка интересная работа! Во-первых, она связана с удивительными людьми – приходишь в институт с давними традициями, а на стенах – портреты героев Советского Союза, Социалистического Труда, лауреатов Государственной премии. Недавно моему хорошему товарищу, Николаю Николаевичу Телегину, лично президент России присвоил звание генерального конструктора. По-отечески ко мне относится и много помогает патриарх и родоначальник среди создателей реактивных систем залпового огня (легендарная «Катюша») Николай Александрович Макаров – Герой России. Для меня он идеал оборонщика. Если искать патриотов своей страны, то вы, безусловно, найдете их в оборонке. У них особый подход к своей продукции, особое чувство ответственности – это невероятно наполняет человека духовно. Я могу очень много перечислить людей, которые вносят вклад в защиту нашей родины. На мировом рынке оружия присутствуют 130 стран, объем рынка составляет порядка 2-2,5 триллиона, долларов, работа идет очень активно. США на гособоронзаказ тратят примерно 450 миллиардов долларов. На втором месте, по-моему, Англия – 59 миллиардов долларов, 58 миллиардов – Китай, 56 – Россия, 30 миллиардов – Индия, это данные самого начала кризиса, 2008 года. Президент удачно процитировал Наполеона: «Нация, которая не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую». Мне пришлось поучиться в Академии Генерального штаба, у меня сейчас много книг по стратегии войны в одной из них приводятся слова Рузвельта: «Нация, которая боится войны, обречена на поражение и на рабство». Понятие «война», по большому счету, очень страшное, и ни одна страна, как наша Россия, не пережила столько, сколько мы. Тем более мы должны извлечь уроки из того, что с нами было. После развала Советского Союза 25 миллионов русских людей остались за пределами России, мы потеряли выходы к морю  – Россия очень многое потеряла. Нужно понимать, что потенциал страны мы растеряли, и нужно его немедленно восполнять, думать о национальной безопасности. Я на эту тему могу говорить очень много и очень сильно переживаю. Если говорить о нашем внутреннем патриотизме, во время перестройки национальная идея была подменена общечеловеческими принципами. И сразу после того, как эту фразу произнес Шеварднадзе, появился Карабах. Поэтому для России, которая остается многонациональной державой, национальный вопрос очень важен. Патриотизм нужно воспитывать в людях, нас-то воспитывали на национальной идее.
– Сергей Николаевич, кроме того, что вы бизнесмен, вы ведете большую общественную деятельность: возглавляете областной Союз промышленников, являетесь заместителем председателя Общественной палаты Курганской области. Какой смысл вы вкладываете в свою общественную работу?
– Я как-то об этом даже не задумывался. Мне говорят: «Надо!» – и я понимаю, что я должен, раз я живу на этой земле. Я должен думать не только о себе, о предприятии, которое возглавляю, но и стараться реализовать патриотические идеи не на словах, а на деле. И сегодня фонд Александра Невского, православную школу мы стараемся поддерживать. Я еще президент федерации самбо и дзюдо – без этого просто нельзя. Есть такая библейская истина: кому много дается, с того много и спросится. Если ты получаешь, то нужно и отдавать, делиться. Вы же видели нашу церковь?
– Как раз вопрос возник. Вы же сказали, что «подкожного жира» у предприятия почти нет, а церковь строите?
– Еще одна библейская истина: один человек построил дом на песке, второй – на камне. Камень – это и есть духовность. Можно, конечно, полы в цехе сделать, купить еще 2-3 новых обрабатывающих центра, но кто тогда церковь построит? Кто памятник Александру Невскому поставит?
– Ваши убеждения все разделяют?
– Думаю, нет. Но церковь растет. Я православный человек. Веру я принял в девяностых, в Молдавии. Шел мимо большого собора – и неожиданно для себя зашел, захотел покреститься.
– Вы не просто верующий, вы воцерковленный  человек, ходите на службы, участвуете во всех делах. Был ли какой-то барьер, через который пришлось переступить, чтобы прийти в храм?
– Может быть, высокопарно скажу, но в храм меня привела привычка делать все по-настоящему, как положено. Конечно, бывает нарушение постов, конечно, делаю что-то не так, но стараюсь жить по канонам православного человека.
– И все-таки: не мешает в жизни человека большого бизнеса стремление придерживаться православных канонов?
– Наоборот, помогает. Если что-то срывается, не получается – нахожу свои объяснения этому. Если где-то надо «упереться» или ограничить себя в чем-то, православие тут отлично помогает. – Я с уважением отношусь ко всем религиям, и все же православие – это наша вера, и мы должны гордиться тем, что мы русские. Когда русский встречает соотечественника за границей, он недовольно морщится и переходит на другую сторону – понаехали тут. Нас научили стесняться самих себя, стесняться своего Отечества, но не бывает квасного патриотизма  – есть просто патриотизм. Все, что сегодня связано с добрым именем России: космос, литература, автомат Калашникова, достижения в спорте – не может считаться квасным патриотизмом. И каждый человек на своем уровне – и академик, и инженер, и простой крестьянин – патриоты. В 41-м они из одного окопа поднимались в бой и шли защищать свою Родину. Против нас идет активная борьба, и как не вспомнить слова Наполеона: «Гораздо проще выиграть войну, соблазнив солдат врага отказаться от своей присяги». Нельзя нам стесняться, что мы русские. Наоборот, надо гордиться. Вспомните слова Суворова: «Мы русские – какой восторг!». Как звучит, до слез звучит.
– А можно еще вопрос задать? Летом прошла информация, что вы входите в состав совета директоров еще одного предприятия, ОАО «Кургандормаш». Каковы перспективы этого завода?
– Дормаш сегодня находится в очень тяжелом финансовом положении. Очень большая кредитная нагрузка лежит на заводе тяжким бременем. Сегодня туда пришел очень молодой, перспективный, грамотный руководитель – Юрий Леонидович Токарев, он месяц уже проработал, представит бизнес-план акционерам, мы его внимательно посмотрим. Есть на заводе и другие специалисты высокого класса: квалифицированные, опытные. Когда мы покупали контрольный пакет акций этого завода, губернатор нам сказал: «В генплане Кургана – перевод завода из центра города на окраину, но бренд завода для города не должен быть потерян». Хотя там очень отсталые технологии, очень многое держится на коллективе.  Если собственник не местный, из другого города, то понятно, что он будет в свой регион средства вытаскивать, и это подтверждается не в первый раз. Мы руки не опускаем, готовы работать, председателем совета директоров там Евгений Уралович Кафеев, так что будет хорошая связка финансиста и производственника.
– Почему одни заводы умирают, а другие возрождаются? Зависит ли их судьба от личности руководителя?
– Все-таки судьба завода связана не с личностью, а с командой людей, которые стоят за понятием «собственник». Стопроцентно судьба завода зависит от собственника. Где бы у нас на курганских заводах ситуация ни тормозилась, ни буксовала – это вопрос к собственнику. Если не можешь сам с собственностью совладать – лучше продай, выручи какие-нибудь деньги, иначе больше потеряешь.
– Как у руководителей Союза промышленников у вас есть полномочия пожурить коллег, подсказать что-то? В каком формате ваше общение происходит?
– У нас недавно прошел второй по счету совет промышленников. Идея такая: не журить друг друга, а консолидироваться со всеми проблемами. Очень много вопросов связано с кадрами, и мы намерены обсудить их за круглым столом с руководством правительства области и представителями образования. Как-то надо образование плотно сводить с производством.
– Но ведь в свое время «Курганприбор» гремел своим базовым училищем. Вот они где были, ваши кадры!
– Тогда же было государственное финансирование, сейчас же ситуация другая. Знаете, кадровая проблема сегодня заключается в том, что наши образовательные учреждения очень отстают по материальной базе. Я был в Германии, в Баден-Бадене, и специально попросил, чтобы меня свозили в колледж, где обучают специалистов. В этом колледже готовят будущих работников для «Мерседеса» по разным уровням: первые два года - рабочих, потом кто-то идет на завод, а часть продолжает обучение на мастера. Как готовят? Стоит обыкновенный токарный станок, ученик понял, как обрабатывается деталь, и пошел на новый технологический уровень, затем, поэтапно, все дальше и дальше: участвует в создании программ, ремонте оборудования. Вот мы купили станок, который стоит, условно, 500 тысяч евро. Как к станку стоимостью 20 миллионов рублей ставить выпускника нашего училища, да даже и университета, если он такого станка в глаза никогда не видел? Парадоксально: иностранцы едут к нам и говорят: «Мы продадим вам станки, давайте ваших людей, мы будем их бесплатно учить». Чтобы работать на станках другой фирмы, тоже надо специально учить людей, они специально ставят разные системы ЧПУ, чтобы приучать специалистов именно к своему оборудованию.
– Сергей Николаевич, мы все про производство, а может, расскажете, какая у вас семья?
– У меня две дочери старшая, Маша, учится в академии имени Сеченова  в Москве. Бедные медики, мне ее порой жалко. Я часто в командировках в Москве бываю. Прихожу вечером – она учебник читает, встаю – она опять уже занимается. Но она не жалеет, ей нравится. Младшая учится в МГУ, она меня нынче очень порадовала – проучившись 4 года на бюджете, она выдержала серьезный конкурсный отбор и поступила в магистратуру – тоже на бюджет.
Мою супругу зовут Светлана, я ее очень люблю.
– Вы первый гость редакции, который признался в любви к жене!
– Это единственная женщина в моей жизни, брак наш уже 10 лет – венчанный. Я ни одного отпуска без своей семьи не проводил, куда бы мы ни ездили, всегда брали с собой детей. Родом моя жена из Введенки, поженились мы, когда я закончил институт и первый год работал, а она еще училась в вузе.
– А о чем вы мечтаете?
– Есть у меня огромное желание сделать список с иконы Блаженной Матроны Московской, и чтобы она обязательно пробыла долгое время рядом с оригиналом. Хочется разместить ее в храме, который мы сейчас строим рядом с заводом.
–Спасибо за интересный разговор, успехов вам во всех начинаниях!

Значение и преимущества вступления в СРО

Саморегулируемые организации создаются с недавнего времени, но государство оказывает им огромное доверие и возложило на них важные полномочия (особенно в строительной сфере).

Именно на СРО государство возложило функцию отсеивания из строительной индустрии некомпетентных и мало профессиональных строителей. Таким образом государство решает вопрос повышения безопасности возводимых сооружений и гарантии их качества. Выдавая допуск СРО на строительство, все члены организации берут на себя коллективную ответственность за результаты работы той структуры, которой выдан допуск.

Возлагая на саморегулируемые организации ответственность за их решения, закон предоставил СРО и большие права. В частности организация сама устанавливает уровень требований и к своим членам и к другим строительным организациям:

  • По профессиональному уровню работников компании;
  • По стажу работы компании на рынке и количеству успешно выполненных проектов;
  • По технической оснащенности субъекта и качеству используемых в строительстве материалов;
  • Прочие профессиональные требования, в т.ч. и наличие положительных отзывов от клиентов.

Если член СРО или компания, получившая допуск на выполнение строительных работ, выполнила их некачественно или со значительными претензиями заказчика, такой член исключается из СРО (в этом и есть смысл саморегулирования), а компания попадает в «черный список». Она больше не получает допуска к выполнению строительных работ, останется без заказов и может полностью финансово «прогореть».

Данная специализация стала компетенцией многих коммерческих структур, например, если нужно вступить в СРО в Великом Новгороде, стоит обратиться в лидирующую фирму по телефону +79210221849.

Организация, обладая такими правами и ответственностью, к принятию в члены СРО и выдаче допусков относится с большими требованиями. Кроме проверки бумаг, проверяются и практические знания специалистов, выполненные строительные проекты, поставщики материалов.

Если субъект строительного бизнеса прошел такой тщательный отбор в состав организации с коллективной (в том числе материальной) ответственностью, то, естественно, такому члену СРО больше доверяют и выдают допуск на строительство. В этом и заключается преимущество вступивших в СРО организаций.

И заказчики строительства (коммерческого), выбирая подрядчика выполнения строительных работ, предпочтение отдадут члену СРО (для бюджетного строительства допуск СРО обязателен).


 
< Пред.   След. >
О проекте
Ход проекта
Фотографии
Видео о газете НОВЫЙ МИР
Дать объявление
Пригласить журналиста
Задать вопрос специалисту
Связаться с редакцией
Отдел рекламы
РОСТО (ДОСААФ)
Бахтиёр Туйчиев
Как родить здорового ребенка
Праздник, помноженный на два
Неслучайные встречи
Закон новый, полис старый
Каким видом спорта
Подарки детям
Зауральская потребкооперация
Золотые перчатки
Художник
В Лебяжье
В Альменево
Греция ждёт
Жертвы телевидения
Память в огне
Дать человеку удочку
Газета в жизни моей
Государственная регистрация
Что скрывают
Как «Аванс» Москву покорял
Центр откроется в следующем году
Ориентир на клиента
Итог или продолжение
Волонтёры
На случай временной нетрудоспособности
Это будет совсем другой город
На крутых горках Куртамыша
Одаренный странник
Как стать волшебницей
Трансграничная преступность
Рваный рубль
Новый завод
Автомобильные шины
Зелёная планета
Овации
Здравствуй академия
Капустницы
В каких случаях
Профессия, которой нет важней
Задай вопрос специалисту
Как провести новогодние каникулы с пользой?
 
Поиск людей
Фоторепортажи
Правительство Курганской области

Курганская областная Дума


Горячие линии Зауралья

Главные сайты Зауралья



Интеллектуал Зауралья

Молодежное правительство Курганской области

<

Лента новостей:
 Новости региона Новости сайта
Архив месяца: