Горячая линия
по телефону
прием граждан
Разделы
Главная
Новости
В Правительстве области
В Областной Думе
Репортаж
Вопрос - Ответ
Экономика
Сельское хозяйство
Общество
Образование
Медицина
Культура
Спорт
Правопорядок
Земляки
К Дню Победы!
Колонка обозревателя
Экология
Фотографии
Агропромышленный комплекс
НМ-Четверг
В центре событий
Политинформация
Гость недели
Персона
Мир губернии
Находки репортеров
Социальный ракурс
Скажите, пожалуйста
Мир молодежи
Мир здоровья
Рыбный четверг
Мир охоты
Своя колея
Вопрос недели
Мир семьи
С верой в душе
Под крылом аиста
Живу в Кургане
«Ваш Старый Ферзь»
Неслучайные встречи
Криминальный очерк
Се ля ви
Потребитель
Израильский цикл
Скатерть-самобранка
Женский форум
Уроки Гагарина
Благодарность избирателям
Философия каратэ
Мы русские – какой восторг!
Генерал дальнего действия
Самоделкин на пенсии
Заводы ищут специалистов
Ниже ватерлинии…
Поздравления
Поэт – «Новому миру»
Сдай кровь – спаси жизнь
Меняем ветхое жильё на новое
Герой нашего времени
Недетские проблемы
Далматовский монастырь
Подписка
Визитная карточка
Расценки и предложения
Командировки
Наши подписчики
Конкурсы
"Мой прекрасный выпускной"
Газета в жизни моей
История успеха
Конкурс частушек
Наш классный класс
Информация
Расценки на рекламу
Контактная информация
Подписка
Наша редакция
Наш баннер
Ссылки
Эстафета на призы НМ
Об эстафете
Реклама
Компания ЭКОМИР Домострой
Из архива газеты...
Обобрала пенсионеров
В селе Прилогино Лебяжьевского района днем 10 ноября совершено дерзкое нападение на отделение ФГУП «Почта России». Налетчики, подобрав ключ к навесному замку, украли лежавшие в ящике стола 30 000 рублей, предназначенных для выплаты пенсий. Сотрудники милиции установили и доказали причастность к его совершению 46-летней жительницы Прилогино. Женщина ранее работала в данной организации и знала места хранения денег сотрудниками, так что ей не составило труда вломиться в местный почтамт и изъять пенсионные деньги.
 
Случайное фото

Легко ли быть генералом?

Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
Автор: Сергей Игнатов   
13.05.2010

Начальник УВД по Курганской области Борис Тимониченко гостит в нашей редакции не впервые. Первый визит в «Новый мир» состоялся около трех лет назад, после того, как бывший начальник УВД города Екатеринбурга Указом главы государства был назначен на новое место работы уже в качестве главного милиционера Зауралья. В ноябре 2008 года Борису Тимониченко присвоено специальное звание – генерал-майор милиции. Наш собеседник очень серьезный человек, но чувства юмора ему не занимать.

– Борис Викторович, выбор профессии часто родом из детства. Когда вы решили, что будете работать в милиции?

– Мой выбор профессии никак не связан с детством. Я родился в небольшом городке Арысь – крупнейшей узловой станции на юге Казахстана. Мама работала оператором на железной дороге, поэтому я, как и любой другой мальчишка из нашего городка, мечтал стать железнодорожником. После окончания школы поступил учиться на помощника машиниста тепловоза. Потом, как и полагается – призыв на военную службу. Годы службы существенно повлияли на весь последующий расклад в жизни. Прослужил на Черноморском флоте два года, и у меня вдруг появилась тяга к учебе, захотелось получить высшее образование. Подумывал поступить на исторический факультет, потому что любил этот предмет, нравилась историческая литература. Но однажды на службе мне на глаза попался мужской журнал «Щит и меч», на обложке которого было помещено объявление о конкурсе в Свердловский юридический институт. Я даже не верил, что хватит сил и знаний поступить в этот институт. Но судьба повернулась ко мне лицом. В институте я узнал, что такое юриспруденция, милиция. Вот тогда стал складываться Тимониченко как таковой.

– Легко ли дослужиться до генерала милиции?

– И легко, и сложно. Сложно потому, что генералов в России немного, а сотрудников милиции немало, и не каждый милиционер будет генералом (смеется). А если серьезно, надо выполнять свою работу честно, отдаваться своему любимому делу, тогда точно заметят, а дальше все зависит только от самого себя. Важно, поднимаясь по карьерной лестнице, не забывать о людях. Я четко усвоил для себя – нельзя предавать товарищей.

– По вашим стопам из детей никто не пошел?

– У нас в семье одна дочь, она учится в Уральском государственном экономическом университете на пятом курсе. Работа в милиции очень сложная, отнимает много времени. Так что я, зная, как приходилось работать дни и ночи напролет, и не советовал дочери идти в милицию.

– А вы вообще женщинам не советуете служить в милиции?

– Наверное, в нашей системе и в других силовых структурах должны работать женщины. Ведь у нас есть разные профессии. В структуре МВД немало женщин, работающих оперуполномоченными. Конечно, с пистолетом им задерживать преступников не приходится, но подготовить план операции по задержанию нарушителя закона им вполне по плечу, так же, как заниматься аналитической деятельностью, экспертизами и другой работой, не требующей большой физической нагрузки.

– Как вы относитесь к раскручиванию образа крутой женщины-следователя в различных телесериалах?

– Нормально воспринимаю, по-человечески, но с одним условием: я оцениваю это как художественное творчество и не более того. В жизни все намного сложнее. Понимаете, раскрывать заказные убийства, не выходя из кабинета, просто невозможно. Наша работа носит рутинный характер, и если эту рутину показывать в сериалах, то боюсь, что телезрителям будет неинтересно смотреть эти фильмы. Наша работа – это не задержания, не схватки с преступниками, не погони с перестрелками, а ежедневный кропотливый труд. Это бумажная работа, ведение учета, аналитика, работа с источниками оперативной информации.

– Какие черты характерны для нынешних милиционеров? Есть ли среди них дяди Степы и Глебы Жегловы?

– В курганской милиции, да и вообще в нашей системе, есть и дяди Степы, и Жегловы. Но Жеглов – персонаж противоречивый, при всех его положительных чертах он может пойти на провокацию. Но положительного в нем все же больше. Он живет своей работой, он старается не для себя. Так и у нас в милиции: большинство милиционеров работают достойно, и выделять конкретно кого-то я не хотел бы.

– Как лично вы воспринимаете негативную информацию о сотрудниках МВД, преступающих не только моральные принципы, но и закон?

– То, что за последнее время было много негативной информации, не говорит о том, что вся милиция враз испортилась. Преступления, которые были совершены в последнее время, серьезно подорвали авторитет милиции, изменили отношение общества к нам. Это был закономерный процесс, поскольку в обществе накапливалась критическая масса, и преступление, совершенное московским милиционером Евсюковым, привело к выплеску этой критической массы. Но мы сделали выводы по всем направлениям, и особенно по работе с личным составом.

– При раскрытии преступлений у милиции не хватает законодательной базы, чтобы довести уголовное дело до суда. Что предпринимается милицией для того, чтобы избавиться от прорех в законе?

– Пробелов в законодательстве хватает, и пока они есть, мы будем вынуждены выходить с законодательной инициативой. Пример – закон об игровых автоматах. Как только было принято решение, предприимчивые люди сразу же перешли на лото-игру, интернет-залы. Поэтому сейчас разрабатывается программа, в соответствии с которой мы будем проводить экспертизы по данной аппаратуре и будем давать юридическую оценку, является ли это азартной игрой. Я думаю, мы сможем выставить барьер незаконной деятельности «игровиков». Таких проблем много. То же самое было с пищевым маком, потом с курительными смесями. Если это важная проблема, то проходит немного времени, чтобы закрыть лазейку в законе.

– Охотно ли идет население на контакт с милицией?

– Я благодарен нашим гражданам, которые сообщают о совершенном преступлении. Хотя хочу отметить, что и сейчас в обществе есть много скептиков. Когда граждане становятся сторонними наблюдателями какого-то преступления, к примеру, разбоя или грабежа, то, как правило, они сообщают, но зачастую не вмешиваются, действуют по принципу: ничего не вижу. Это можно понять, поскольку страх является доминирующим чувством в таких ситуациях. Каждый должен оценивать сам свои возможности в конкретном случае. Но равнодушным к таким проявлениям оставаться нельзя.

– Как вы считаете, наше общество в ближайшей перспективе готово к тому, чтобы было разрешено свободное ношение огнестрельного оружия?

– Я выскажу свое личное мнение, не как начальника УВД. Наше общество не готово к тому, чтобы людям разрешили носить огнестрельное оружие. Вы посмотрите, что делается с травматическим оружием. Оно предназначено для того, чтобы защитить себя от каких-либо преступных проявлений, но многие его используют для нападения, зачастую его применение заканчивается летальным исходом. Представьте себе, если у каждого россиянина появится возможность ношения огнестрельного оружия. Не берусь предсказать, во что это выльется. Оружием должен владеть человек непьющий, не наркоман, психически уравновешенный.

– По вашему мнению, повлиял ли экономический кризис на криминогенную ситуацию в области?

– Существенного влияния экономический кризис на криминогенную обстановку не оказал. Количество преступлений – ниже прошлого года, та же тенденция на снижение количества преступлений сохраняется на протяжении последних лет. Но по экономическим составам, конечно, есть определенные проблемы. Кризис повлиял на увеличение количества фальшивомонетчиков. Но сейчас число поддельных купюр меньше по сравнению с прошлым годом. Болезнь, скорее всего, начинает проходить. Снижение количества поддельных купюр – это такой хороший индикатор, настраивающий на оптимизм.

– Ожидается амнистия для заключенных в честь празднования Дня Победы. Усугубится ли криминальная ситуация в регионе?

– Всего в России выпустят из мест лишения свободы около 40 тысяч человек. Амнистия не касается тяжких и особо тяжких составов преступлений. Я не думаю, что ситуация лета 1953 года повторится в стране. Людей, вышедших на свободу, поставят на учет, за ними будет осуществляться постоянный контроль. В рамках различных программ будут приниматься меры по их трудоустройству, социальной адаптации.

– А ваше отношение к такому эксперименту, как введение меры наказания – домашний арест?

– Я за этот эксперимент. Ограничение свободы не означает, что человек должен обязательно содержаться за решеткой. Если человек совершил нетяжкое преступление и не представляет угрозы, то такое наказание вполне приемлемо. Я думаю, что домашний арест и ношение электронных браслетов преступившими закон будут введены в скором времени и у нас в области. Это федеральная программа, деньги будут выделены независимо от экономического состояния региона.

– На ваш взгляд, на что будет направлена в первую очередь реформа МВД?

– Я думаю, что реформа должна быть направлена на освобождение милиции от несвойственных ей функций. Наша задача – обеспечивать общественный порядок, работать по заявлениям и обращениям граждан. Мы не должны смотреть за качеством колбасы или куда кто-то высыпал мусор. Я считаю, что медвытрезвитель тоже должен уйти из ведомства милиции. Но медработники выступают против этого: кто будет охранять их от лиц, находящихся в нетрезвом состоянии? Есть и другие функции, несвойственные нам, такие, как паспортный и миграционный контроль, контроль за оборотом наркотиков. Для этого созданы специальные ведомства. Согласно Указу Президента, необходимо в ближайшие два года сократить на 22 процента личный состав МВД, но никто еще не знает, как пойдет реформа. Для нас такое сокращение будет тяжелым, так как у нас и так гарнизон малочисленный. Мы предлагаем пойти по пути сокращения вспомогательных единиц. Наша задача – чтобы эта реорганизация не прошла по живому, чтобы остались профессионалы.
Кроме того, планируется значительное увеличение денежного довольствия: у рядового сотрудника УВД оно поднимется до 25–30 тысяч рублей, у офицерского состава до 40–50 тысяч. Это достаточно привлекательная заработная плата, она позволит выбирать лучших из числа кандидатов.

– Борис Викторович, сегодня мы с вами о многом поговорили. И еще один наш традиционный вопрос: на что хватает времени после работы?

– Если есть время и силы после работы, то стараюсь прочитать что-то полезное для души. Люблю историческую, документальную литературу. Из активных видов отдыха предпочитаю рыбалку и охоту. От этих занятий я получаю жизненную энергию.

 
< Пред.   След. >